Продолжаем публикации по отстаиванию своих прав акционерами ЗАО «Ресторан при МА Внуково» против директоров, мажоритарного акционера (51 %), переведших активы на ООО «Скай Фуд Внуково», подкотрольное г-ну Ванцеву (Аэропорт Внуково).

Ниже — проект апелляционной жалобы по делу. Для сведения и на обсуждение общественности.

Апелляционная жалоба

на решение Арбитражного суда города Москвы от 29.03.2018 г.

Истцы, акционеры Общества, которым принадлежат более 25 % голосов, обратились в Арбитражный суд города Москвы с иском к бывшим директорам о взыскании убытков с Общества в связи с выводом директорами активов общества (чистые активы и денежные средства на счетах которого превышали 213 млн. рублей) и уменьшения их до 0, включая вывод активов на ООО «Скай Фуд Внуково» (предприятие-клон), а также принятие обратно взамен полученной компенсации безнадежного долга по ОАО «АК Трансаэро», допущение задолженности ОАО «АК Трансаэро» на сумму более 110 млн. рублей, предоставления безвозмездно помещений и персонала, сырья, информации ООО «Скай Фуд Внуково» безвозмездно или со значительным дисконтом.

В ходе предварительных судебных заседаний истцы заявляли неоднократные ходатайства об истребовании доказательств с приложением досудебных мероприятий истцов по получению доказательств самостоятельно и о назначении финансово-экономической экспертизы, предоставили письма-подтверждения от экспертных учреждений о возможности проведения экспертизы, с указанием данных по предлагаемым экспертам. В удовлетворении всех заявлений истцов, включая ходатайство от уточнении иска, судом было отказано, как и отказано в отложении разбирательства для предоставления доказательств-контрдоводов на отзыв ответчиков, предоставленного за день до судебного заседания, и дополнений к отзыву, предоставленных непосредственнов заседание.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 29.03.2018 г. в удовлетворении иска отказано ввиду того, что как указал суд, истец не доказал вину, противоправность действий директоров по выводу активов, кроме того сам иск суд счел злоупотреблением права истца.

Считаем, что судом допущены существенные нарушения норма материального и процессуального права, не полностью выяснены обстоятельства дела, не дана оценка доводам истца, решение суда по сути сводится к копированию позиции ответчика и Общества из отзыва последних. Доводы и возражения истца оставлены без оценки, а именно:

                1.

Судом допущено нарушение принципов процесса, закрепленного в ст. 9 АПК РФ. При установленном противоправном бездействии директоров по предоставлении информации акционерам о деятельности общества, вопреки ст. 9, 65, 66, 71 АПК РФ, п.1 и 2 Постановления Пленума ВАС № 62 от 30.07. 2013 г. « О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», ст. 10, 1064 ГК РФ, судом было безосновательно и необоснованно отказано в истребовании доказательств, отказано в назначении экспертизы, вопреки вышеуказанным нормам безосновательно на истцов возложено доказывания вины и противоправности действий директоров. Неправильно распределено бремя доказывания.

По вине директоров, вопреки ст. 89-91 ФЗ «Об акционерным обществам», вопреки ст. 16 АПК РФ, директора и общества не предоставили информацию о том, по каким сделкам, каким образом были уменьшены (выведены) активы Общества за период с 2014 по 2017 г
Это при том,что существуют:

1) требования о предоставлении документов Обществу, которое директора (а предъявлялись они в том время, когда каждый из бывших директоров возглавлял Общество) не исполнили,

2) три решения Арбитражного суда города Москвы об обязании выдать документы и информацию акционерам, два из которых вступили в силу более двух лет назад и до сих пор не исполнены (решения судов по делам А40-182799/2017, А40-179487/2015, А40-6381/2015). Их не исполнение Обществом установлено более шестью судебными решениями (судебные акты по делам А40-35258/2018, А40-30289/2018, А40-59415/2016, А40-18921/2017, А40-180287/2016, А40-180279/2016).

3) акционеры обращались с требованиями о предоставлении информации к третьим лицам — банкам, контрагентам, ответы с информацией не получены, более того, Общество и их директора не предоставляют также данные Прокуратуре, УВД, временному управляющему.

Согласно пунктам 1, 2 статьи 15 Гражданского кодекса лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещениеубытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В соответствии с пунктом 3 статьи 53 Гражданского кодекса лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу.

В соответствии с п. п. 1, 2 ст. 71 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – Закон № 208-ФЗ) единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор) при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей должен действовать в интересах общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно. Единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор) несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу виновными действиями (бездействием), если иные основания ответственности не установлены федеральными законами.

При определении оснований и размера ответственности единоличного исполнительного органа общества (директора, генерального директора) должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела (п. 3 ст. 71 Закона № 208-ФЗ).

Согласно п. 2 Пленума ВАС РФ № 62 недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор: 1) действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке; 2) скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица (в частности, если сведения о такой сделке в нарушение закона, устава или внутренних документов юридического лица не были включены в отчетность юридического лица) либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки; 3) совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица.

Акционеры предоставили информацию о том, какие вопросы выносились на обсуждение и утверждение Общим собранием акционеров, где подобных вопросов не значилось. Также акционеры предоставили доказательства того, что директора не предоставили документы и информацию по компании, ее деятельности, в том числе не предоставили договора, акты, иные документы. Так, например, по одному из трех судебных актов (различаются периодами), Арбитражный суд города Москвы обязал, например, помимо прочего, предоставить перечень договоров, заключенных Обществом в Рассматриваемом периоде с указанием реквизитов договоров (дата и номер), предмета договоров и его стоимости, а также данные договоры; все изменения и дополнения к таким договорам; первичные учетные документы, подтверждающие исполнение сторонами обязательств по таким договорам; протоколы (решения) органов управления Общества об одобрении таких договоров в соответствии с законодательством РФ и (или) учредительными документа- ми Общества (п. 3 резолютивной части решения Арбитражного суда города Москвы от 15.12.2015 года по делу А40-179487/2015). Таким документы, а также иные по перечню в решении суда предоставлены не были. Таким образом, судом установлено (решения судов по делам А40-182799/2017, А40-179487/2015, А40-6381/2015, А40-35258/2018, А40-30289/2018, А40-59415/2016, А40-18921/2017, А40-180287/2016, А40-180279/2016), что ответчики скрывали информацию о совершенных сделках от акционеров, что согласно п. 2 Пленума ВАС РФ презюмирует недобросовестность действий директоров, ответчиков.
Кроме того, директор действовали при конфликте интересов, возглавляя организации контрагентов, ряд сделок отвечали требованиям крупности и сделок с заинтересованностью, в том числе дополнительное соглашение к договору уступке по переводу долга ОАО АК «Траснсаэро», без одобрения акционеров, и без вынесения вопроса одобрения на общее собрание акционеров, что также презюмирует недобросовестность действий директоров, ответчиков.

В силу пункта 5 статьи 10 ГК РФ истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица (как указано в Пленуме ВАС № 62 2013 г.). Такие доказательства, как указано выше предоставлены истцом, и данные обстоятельства (сокрытие информации) установлены многочисленными судебными актами, прошедших все судебные инстанции, вступивших в законную силу.

Достаточных доказательств обратного, в том числе детального расклада куда и как делись (были израсходованы) активы предприятия (общества) Ответчиками, вопреки ст. 65 АПК РФ, не предоставлены. Такими доказательствами могли бы быть, например, выписки по всем банковским счетам Общества, с приложением всех договоров, первичных документов по уменьшению активов Общества, при этом данные сделки должны были отвечать требования закона, в том числе быть одобренными, если являлись сделками крупными или сделками с заинтересованностью, отвечать требования добросовестности и разумности. Таких доказательств ответчиками суду или акционерам не предоставлено вопреки ст. 65 АПК РФ и Постановлению Пленума ВАС РФ № 62 2013 г., ст. 10 ГК РФ.

В силу статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства в их совокупности и взаимосвязи, осуществляя проверку каждого доказательства, в том числе с позиции его достоверности и соответствия содержащихся в нем сведений действительности. В нарушение положений названной статьи и статей 168, 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд первой инстанций надлежащим образом не исследовал и не оценивал доказательства, на которые ссылались истцы в подтверждение своих возражений о недобросовестности директоров.

Согласно пункту 2 Постановления Пленума от 30.07.2013 N 62 недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор: — действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке; — скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица (в частности, если сведения о такой сделке в нарушение закона, устава или внутренних документов юридического лица не были включены в отчетность юридического лица) либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки; — совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица; — знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица. При определении интересов юридического лица следует, в частности, учитывать, что основной целью деятельности коммерческой организации является извлечение прибыли (пункт 1 статьи 50 ГК РФ); также необходимо принимать во внимание соответствующие положения учредительных документов и решений органов юридического лица (например, об определении приоритетных направлений его деятельности, об утверждении стратегий и бизнес-планов и т.п.). Директор не может быть признан действовавшим в интересах юридического лица, если он действовал в интересах одного или нескольких его участников, но в ущерб юридическому лицу. Неразумность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор: — принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации; — до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах, в частности, если доказано, что при имеющихся обстоятельствах разумный директор отложил бы принятие решения до получения дополнительной информации; — совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например, согласования с юридическим отделом, бухгалтерией и т.п.) .

Истцы обращали внимания суда что их правовая позиция соотносится со смыслом разъяснений, данных п. 1 и 2 Постановления Пленума ВАС РФ № 62 от 30.07.2013 г., пункта 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.11.2008 № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации». Однако судом полностью немотивировано проигнорированы все доводы истцов, включая про явно противоречащий здравому смыслу, принципам добросовестности и целесообразности, интересам общества, подписание дополнительного соглашения с ЗАО «Авиационно-заправочная компания», по которому ранее выкупленный с дисконтом долг ОАО АК «Трансаэро», подлежал возврату взамен уплаченной компенсации. Договор уступки с дисконтом уже подразумевает риски цессионария по «обналичиванию» уступки. Соответственно, подписание дополнительного соглашения к договору цессии (который судя по всему был подписан задним числом, уже после введения банкротства в отношении ОАО АК «Трансаэро», иное противоречит обычному деловому обороту, оснований для подписания такого соглашения у сторон не имелось). Также были проигнорированы доводы о сокрытии директорами информации, недобросовестности действий директоров вопреки ст.ст. 15, 71 АПК РФ.

Статьей 71 АПК РФ в частности установлено, что Арбитражный суд города Москвы оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

 

Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.

 

Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами.

 

Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы. Арбитражный суд не может считать доказанным факт, подтверждаемый только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен или не передан в суд оригинал документа, а копии этого документа, представленные лицами, участвующими в деле, не тождественны между собой и невозможно установить подлинное содержание первоисточника с помощью других доказательств.

 

Результаты оценки доказательств суд отражает в судебном акте, содержащем мотивы принятия или отказа в принятии доказательств, представленных лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений.

Суд уклонился от исследования доказательств, в течение более часа судебного заседания суд вещал самостоятельно большей частью, остальные вопросы сводились к техническим — наличия отсутствия ходатайств, поданных в электронном виде, их представлению за подписью суду, далее суд отсутствовал более 45 минут объявив 5 минутный перерыв, после этого без исследования доказательств не по ходатайствам, а по существу вопроса, перешел в «прения и реплики», ограничившись фразой на ходу «в стадии прений и реплик требования поддерживаете?», после чего поспешил в совещательную комнату для вынесения решения. Это при том, что 1) отказал в отложении заседания, 2) между заседанием по делу и следующим заседанием промежуток составлял 4 часа.

Лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать факт причинения убытков, их размер, противоправность поведения причинителя ущерба и юридически значимую причинную связь между поведением указанного лица и наступившим вредом. В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.04.2011 №15201/10 указано, что при обращении с иском о взыскании убытков, причиненных противоправными действиями единоличного исполнительного органа, истец обязан доказать сам факт причинения ему убытков и наличие причинной связи между действиями причинителя вреда и наступившими последствиями, в то время как обязанность по доказыванию отсутствия вины в причинении убытков лежит на привлекаемом к гражданско-правовой ответственности единоличном исполнительном органе. Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.02.2011 №12771/10, при рассмотрении споров о возмещении причиненных обществу единоличным исполнительным органом убытков подлежат оценке действия (бездействие) ответчика с точки зрения добросовестного и разумного осуществления им прав и исполнения возложенных на него обязанностей. Согласно п. 1 и 2 Постановления Пленума ВАС РФ № 62 от 30.07.2013 г., при недобросовестном (в том числе при сокрытии информации, как в настоящем деле), неразумном поведении директоров, бремя доказывания правомерного невиновного поведения лежит на самих директорах.

Доказательств того, что активы предприятия были израсходованы разумно и в интересах общества вопреки вышеизложенному Ответчиками не предоставлено. Суд не учел вышеизложенные позиции, возложив на истца бремя доказывания конкретных обстоятельств вывода средств, их противоправности, виновности директоров при том, что самими ответчиками данные обстоятельства и сделки скрывались и скрываются до сих пор.

2.

Выводы судов о добросовестности и правомерности действий директоров сделаны без учета следующих обстоятельств, без исследования материалов дела и без применения простых логических законов, которые преподаются в каждом юридическом ВУЗе, противоречат ст. 15,65, 71 АПК РФ (о АК «Трансаэро», снижении коньюктуры рынка, расторжении договора аренды).

Общих фраз об изменившейся коньюктуре рынка при таких обстоятельствах недостаточно, так как компания-клон, ООО «Скай Фуд Внуково», имеет примерно теже обороты, что и ЗАО «Ресторан при МА Внуково», и это даже при том, что не имеет достаточный опыт управления и производства бортового питания, что следует из данных Росстата, предоставленных в суд, как и нотариального акта осмотра о «ребрендинге».

Выписок по счетам компании, договор, сделок, первичных документов, подтверждающих вывод более 200 млн. одних чистых активов не предоставлено ответчиком в суд вопреки ст. 65АПК РФ с учетом пп.1 и 2 Постановления Пленума ВАС РФ № 62 от 2013 г., ст. 10 ГК РФ.

Довод о ОАО «АК «Трансаэро» также не выдерживает критики при том, что данный долг 1) был допущен путем продолжение откгрузок при значительном долге, 2) был полностью с дисконтом сначала продан ЗАО «Авиационно-заправочная компания», 3) был далее при «отмотан назад» — подписано допсоглашение, вопреки интересам компании, без всякого разумного обоснования о том, что при отсутствии взыскания по цессии, все возвращается назад (это при том, что цессия с дисконтом). Так, истец указывал, и это не нашло никакого отражения в решении суда, что из судебного акта по делу А56-75891/2015 от 07.07.2016 г. следует, что по договору уступки от 27.09.2015 №27/05 Ресторан (цедент) уступил права (требования) по договору от 09.04.2012 № 84-211/212 ПП (между Рестораном и ОАО «АК «ТРАНСАЭРО», задолженность — 101 823 967 руб.85 коп.) ЗАО «Авиационно-заправочная компания» (цессионарий). Взамен Ресторан получил компенсацию в размере 89 501 358 руб. 51 коп. Таким образом, на сентябрь 2015 года, ситуация с ОАО «АК «ТРАСНСАЭРО» никаким образом не несла никаких негативных последствий для общества, долг (которого не должно было быть при ответственном и разумном управлении директорами Общества) был реализован. Из судебного акта по делу А56-75891/2015 от 07.07.2016 г., также следует, что вопреки здравому смыслу, интересам Общества (ЗАО «Ресторан при МА Внуково»), при введенных банкротных процедурах в отношении ОАО «АК «ТРАНСАЭРО», при том, что как утверждают Ответчики, Общество фактически уже деятельность не осуществляло, вопреки интересам общества и акционеров, директор Общества (с учетом даты — г-н Щерба), как следует из вышеуказанного судебного акта, заключает дополнительное соглашение от 29.05.2015 г., согласно которому при неисполнении ОАО «АК «ТРАНСАЭРО» своих обязательство до 01.09.2015 цессионарий вправе требовать от цедента возвращения 89 501 357 руб. 51 коп. компенсации, перечисленной ранее за приобретенное требование согласно пункту 2.2.2.договора от 27.05.2015г., пропорционально остатку долга,а цедент обязуется удовлетворить данное требование в течение 10 дней с даты его получения. (л. 3 Определения Арбитражного суда по делу А56-75891/2015 от 07.07.2016 , абз. 1, 2). В бытность директором общества г-на Осипова, ЗАО «Авиационно-заправочная компания» 30.10.2015 г. обратилась к Ресторан (цитата из того же судебного акта) в соответствии с пунктом 5.2договора (вредакции дополнительного соглашения) а 03.11.2015 ресторан согласился принять обратно долг к ОАО «АК «ТРАНСАЭРО» ПРИ ТОМ, что ОЧЕВИДНО данный долг был не возвратен, экономических, разумных, обоснованных причин для отмены уступки, или изменения уступки под условием НЕ БЫЛО. Кроме того, обращает внимание требование ЗАО «Авиационно-заправочной компании» к Ресторану в рамках банкротного дела, о взыскании 5 млн. рублей не возвращенной компенсации, рассмотрение которого назначено на 24 апреля 2018 г.

Кроме того, ОАО «АК «Трансаэро» не занимала долю около 80 % как голословно утверждает ответчик, более того, после банкротства АК «Трансаэро», его самолеты были переданы другим компаниям, и нишу, занимаемую «Трансаэро» заняли другие компании, которым также поставлялось бортпитание.

Довод об отсутствии производственных площадей также безоснователен, так как сами директора указывают, что это не помешало исполнить все обязанности перед контрагентами «надлежащим образом и в полном объеме» (см. отзыв), и не объясняет куда при отсутствии деятельности, исчезли активы более 200 млн. рублей (213 млн. рублей указаны в Отчете ревизионной комиссии, предоставленном в суд), более того, не предоставлены доказательства и подтверждения поиска новых площадей, либо того, что был поставлен вопрос о прекращении деятельности предприятия за неимением производственных площадей. Напротив, Общество несло расходы на персонал, сырье, безвозмездно, либо по заниженной цене предоставляемой фактическому правопреемнику — компании ООО «Скай Фуд Внуково», которая сама позиционирует себя правопреемником ЗАО «Ресторан при МА Внуково», сотрудничая с теми же контрагентами, на тех же площадях, теми же работниками, но с другим составом участников. Подтверждения чего прилагались, при данные обстоятельства в силу п.5 ст. 65 АПК РФ (нотариальный акт) считаются доказанными, и не нуждаются в дополнительном доказывании и подтверждении.

Вышеизложенное судом первой инстанции «молча», без оценки проигнорировано полностью.

3.

Вывод суда о том, что подача иска есть злоупотребление правом истцом, сделан с нарушением ст. 10, 12 ГК РФ.

Согласно статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации защита гражданских прав осуществляется способами, предусмотренными Гражданским кодексом Российской Федерации и иными законами, в том числе, путем возмещения убытков. Истцы обратились в суд в интересах общества и о взыскании не в свою пользу, а пользу Общества. Количество исков прямо зависит с количеством противоправных действий Общества, ЗАО «Трастком», директоров общества, аффилированных лиц. Подачу иска в пользу общества при таких обстоятельствах как реализацию права истца на защиту своих и общества имущественных прав ни коем образом нельзя расценивать как злоупотребление правом. Данный вывод сделан голословно, не имеет ни правового, ни иного обоснования.

4.

Как установлено судом, факт наличия убытков у общества Ответчиками не оспаривается. Истец рассчитывал убытки из расчета чистых активов в год умноженных на период. Просил назначение экспертизы для установления точного размера убытков. В назначении экспертизы отказано. То, что убытки по выводу активов причинены директорами, а не преступными действиями третьих лиц, например, неправомерному банковскому списанию, никем не оспаривалось. При таких обстоятельствах, с учетом не предоставления полного отчета директоров о том куда и как выведены средства (что указано выше), и с учетом правовой позиции высших судебных инстанциях, изложенных в Постановлении Пленума ВС РФ № 25, что трудность доказывания размера убытков и затруднительность их точного определения не может влечь полный отказ от удовлетворения требования, отказ в удовлетворении иска сделан с нарушением норм материального и процессуального права.

В соответствии с разъяснением, содержащимся в пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу пункта 1 статьи 15 ГК РФ в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

5.

Кроме того, судами не учтены неприменимость высоких стандартов доказывания при данных обстоятельствах.

Как указывает ответчик, общество не выводило и не выводит денежных средств в пользу каких-либо компаний. С учетом того, что на 01.01.2014 г. чистые активы компании составляли более 200 млн. рублей, общество затрат на производство, аренду не несло, то, где же деньги? С учетом не предоставления балансов, выписок по счетам за период с 01.01.2014 по 01.01.2017 вопреки решениям судом по делам А40-182799/2017, А40-179487/2015, А40-6381/2015, предоставлены не были, что следует в том числе из решений судов по делу № А40-35258/2018, А40-30289/2018, А40-59415/2016, А40-18921/2017, А40-180287/2016, А40-180279/2016 необходимо было учесть (что судом сделано не было) позции Верховного Суда Российской Федерации о неприменимость высоких стандартов доказывания при таких обстоятельствах (Определение Верховного Суда РФ от 28.02.2018 по делу № 308-ЭС17-12100, от 12.02.2018 по делу № 304-ЭС17-2781, а также того, что документы не были предоставлены вопреки законы и возложенных на директоров обязанностей самими ответчиками (соответствующие требования выдвигались акционерам в период действующих полномочий ответчиков как директоров компании)

Таким образом, с учетом того, что как заявляют ответчики, деятельность предприятия была невозможна с 01.03.2015 года в связи с отобранием (бывшей дочерней компанией Общества — ООО «Внуково РС») помещений, то, директора должны были либо предпринять меры по поиску нового помещения, сохраняя/возобновляя коллектив, договорные отношения с клиентами и т. д., вопреки добросовестных действий, такого сделано не было, более того, расходная часть была сохранена директорами без какого-либо экономического обоснования, при фактическом предоставлении персонала безвозмездно ООО «Скай Фуд Внуково». Более того, были приняты заведомо убыточные решения, а именно, принят без дисконта долг обратно, переданный ранее по цессии ЗАО «Авиационно-заправочная компания», брались займы без деловой цели, единственной направленностью которых был вывод активов 200 млн. рублей, которые при фактической прекращенной деятельности подлежали распределению среди акционеров, вопрос о прекращении деятельности в связи с отсутствием площадей на Общем собрание акционеров не ставился, информация от акционеров скрывается, что следует из неисполнения решений судов по делам А40-182799/2017, А40-179487/2015, А40-6381/2015, предоставлены не были, что следует в том числе из решений судов по делу № А40-35258/2018, А40-30289/2018, А40-59415/2016, А40-18921/2017, А40-180287/2016.

Действия директоров по сокрытию документов и обстоятельств, не инициирование вопроса о прекращении деятельности предприятия и распределение чистых активов среди акционеров 01.03.2015 при отсутствии каких-либо действий, направленных на размещение новых площадях является противоправным, неразумным, недобросовестным поведением, нарушает ст. 16 АПК РФ, обязательность судебных актов, ст. 89-91 ФЗ «Об акционерных обществах».

6

По договорам аренды, на которые ссылается ответчики, и которые не предоставлены акционерам как и иные документы, в том числе дополнительные соглашения, несмотря на вышеуказанные решения судов об обязании предоставить документы. Договора аренды (в том числе указанные Ответчиками Договора аренды № 01 от 27.12.2013, Дополнительное соглашение № 02 от 25.08.2014) должны были быть одобрены Общим собранием акционеров как договоры с заинтересованностью. Кроме того, как нам стало известно параллельно существуют (были предъявлены на опросе ИФНС главному бухгалтеру Гордеевой Е.С.) иные договора на эти же площади на иных условиях, что ставит вопрос о действительности данных договоров. Так, в протоколе опроса, например, в п. 25 указано: «Вам на обозрение предоставлены договора аренды нежилых помещений ЗАО «Ресторан при МА Внуково» с ООО «Ресторан Внуковский» № 02/01 от 01.01.2014, площадь.178,4 кв. м, возврат (соглашение от 30.06.2014), договор № 03/01 от 01.01.2014, площадь. 116,8 кв.м (возврат 100,4 кв. м от 31.10.2016 г.).Объясните экономический смысл заключения договоров при условии, что согласно договора аренды от 27.12.2013 г. ЗАО «Ресторан при МА Внуково» арендовало 5482 кв.м (возврат помещений — 28.02.2015)? — Я не могу пояснить экономический смысл заключения указанных договоров, так как представленные на обозрение договора мне неизвестны. Договор № 03/01 от 01.01.2014 г. площадью — 116,8 кв. м я увидела в деле о банкротстве организации в Арбитражном суде. По моему мнению, договор № 03/01 от 01.01.2014 г. заключен для производства банкротства».

В связи с чем мы имеем основания считать, что с помощью данных договоров происходил вывод активов Общества. На арендованных площадях в 2014-2015 году безвозмездно находилось и работало, извлекая прибыль иное предприятие (клон Общества) — ООО «Скай Фуд Внуково», на которое были заведены все продления действующих договоров на производства бортпитания. Для подтверждения чего просим в порядке ст. 66 АПК РФ, истребовать балансы, оборотные ведомости за 2014-2016 гг, договора аренды помещений, заключенных ООО «Скай Фуд Внуково» и действующих в период с 2014 по конец 2015 года, а также договора с контрагентами на поставку бортпитания за соответствующий период. Соответствующий запрос был направлен в ООО «Скай Фуд Внуково», ООО «Скай Фуд Внуково», ни нам, ни УВД ЗАО (что следует из Постановления УВД, прилагается), не ответило, документов не предоставило.

Ответчик утверждает, что все договоры на поставку бортового питания прекратились в связи с истечением срока и надлежащим исполнением. Если это так, то тогда откуда долги у компаний, так как как утверждает Ответчик, деятельность фактически прекращена 01.03.2015 г., продления договоров не было. Аренды помещений тоже не было, так как был отказ арендодателя (ПС- бывшей дочерней компании Общества) в предоставлении помещений.

7.

О судебных издержках.

Договоры с одними и теми же адвокатами заключены каждым из директоров на суммы 200, 200 и 250 тыс. рублей. Договор подразумевает представительство интересов в суде директора шестью представителями, и того 200/6 = около 30 т.р. — оплата каждым из директоров. При этом, с учетом того, что позиция консолидирована, изложена на 3 листах, без какой-либо диффиренцации по каждому из директоров, то получается, что оплата составляет 30/3 = 10 т.р. Обращает также внимание, что по сути выступал лишь один представитель директоров. Остальные даже не вникали в суть вопроса. В связи с этим, с учетом количества заседаний, отсутствием доказательственной базы, незначительного объема материалов, считаем сумму судебных издержек завышенных, и общую сумму судебных издержек, подлежащих взысканию с каждого из истца (при том что убеждены, что при очевидном выводе активов, очевидном недобросовестном поведении ответчиков отказ в иске не возможен) не превышает 1100 р. (10т.р./9).

8.

О солидарном взыскании:

При рассмотрении настоящего дела следует учитывать позицию Верховного Суда РФ,

изложенную в определении ВС РФ от 05.02.2018г. No 310-ЭС17-15048 (прилагаем), о том что в силу абзаца первого ст. 1080 Гражданского кодекса РФ, если несколько контролирующих

должника лиц действовали совместно, они несут субсидиарную ответственность за доведение до банкротства солидарно. В целях квалификации действий контролирующих должника лиц как совместных могут быть учтены согласованность, скоординированность и направленность этих действий на реализацию общего для всех намерения, то есть может быть принято во внимание соучастие в любой форме, в том числе соисполнительство, пособничество и т.д. Пока не доказано иное, предполагается, что являются совместными действия нескольких контролирующих лиц, аффилированных между собой.

Арбитражный суд не может полностью отказать в удовлетворении требования о возмещении директором убытков, причиненных юридическому лицу, только на том основании, что размер этих убытков невозможно установить с разумной степенью достоверности (пункт 1 статьи 15 ГК РФ). В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности (п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ No 62).

При этом бремя доказывания отсутствия вины и добросовестности ответчиков согласно Постановлению Пленума ВАС РФ No 62 от 30.07.13г. (далее Постановление No62) (п.1) лежит на ответчиках.

В рассматриваемом случае в связи с сложностью получения, сбора и предоставления доказательств, которые находятся у Общества, снижены стандарты доказывания обстоятельств, на которых заявитель обосновывает свои требования. Указанное подтверждается судебной практикой, в том числе Определением Верховного суда РФ от 15.02.18г. No302-ЭС14-1472 (4,5,7) (абз. 2 стр. 9).

Также исходя из Определения Верховного Суда РФ от 11.09.2017 N 301-ЭС17-4784 в случае, когда конкурсный кредитор настаивает на фиктивности задолженности должника перед «дружественным» кредитором, судам следует учитывать, что первый не является стороной сделки, в силу чего объективно ограничен в возможности доказывания мнимости долга. Поэтому предъявление к ссылающемуся на мнимость долга кредитору высокого стандарта доказывания необоснованно. В данном случае такому кредитору достаточно подтвердить существенность сомнений в наличии долга. Напротив, стороны сделки не лишены возможности представить в суд как прямые, так и косвенные доказательства,опровергающие сомнения в реальности ее исполнения. В нашем случае акционеры также не являются стороной сделок, которые были заключены руководством Общества в период корпоративного конфликта, и соответственно в нашем случае достаточно подтвердить сомнения в наличии долга по оспариваемым договорам.

Тоже указано в определении Верховного Суда РФ от 11.09.17г. No301-ЭС17-4784.

Временный управляющий ссылается на то, что никакие документы ему руководством Общества не передавались. Акционеры не могут добиться передачи присужденных судом

документов вот уже более трех лет.

Определение Верховного Суда РФ от 16.10.2017 N 302-ЭС17-9244 указано, что в абзаце четвертом п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве в редакции, действующей в спорный период, содержится презумпция о наличии причинно-следственной связи между несостоятельностью должника и действиями (бездействием) контролирующего лица при отсутствии документов бухгалтерского учета и (или) отчетности, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы. Для целей удовлетворения заявления о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности по причине непередачи конкурсному управляющему необходимой бухгалтерской документации последнему необходимо доказать, что отсутствие документации должника, либо отсутствие в ней полной и достоверной информации, существенно затруднило проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве. Согласно п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве руководитель должника, а также временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обязаны обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему. Указанное требование Закона обусловлено, в том числе и тем, что отсутствие необходимых документов бухгалтерского учета не позволяет конкурсному управляющему имеет полную информацию о деятельности должника и совершенных им сделках и исполнять обязанности, предусмотренные ч. 2 ст. 129 Закона о банкротстве, в частности, принимать меры, направленные на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц; предъявлять к третьим лицам, имеющим задолженность перед должником, требования о ее взыскании в порядке, установленном Законом о банкротстве.

В связи с этим невыполнение руководителем должника без уважительной причины требований Закона о банкротстве о передаче конкурсному управляющему документации должника свидетельствует, по сути, о недобросовестном поведении, направленном на сокрытие информации об имуществе должника, за счет которого могут быть погашены требования кредиторов.

9.

Судом не учтены также не учтены правовые позиции, закрепленные в Определении Верховного Суда РФ № 307-ЭС15-19016 от 23.01.2017 г., в частности, в Определении ВС РФ указано, что Одним из способов защиты гражданских прав является возмещение убытков, применяемое в качестве меры гражданско-правовой ответственности и направленное на восстановление имущественных прав потерпевшего лица (статья 12 ГК РФ).
Согласно пункту 1 статьи 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. В соответствии с пунктами 1, 3 статьи 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами. Лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно.

По общему правилу общество, требующее возмещения убытков, должно доказать факт нарушения права, наличие убытков, причинную связь между поведением ответчика и наступившими у юридического лицанеблагоприятными последствиями. При рассмотрении споров о возмещении причиненных обществу единоличным исполнительным органом убытков подлежат оценке действия (бездействие) последнего с точки зрения добросовестного и разумного осуществления им прав и исполнения возложенных на него обязанностей. Данная правовая позиция изложена в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.02.2011 N 12771/10. Добросовестность и разумность при исполнении возложенных на директора обязанностей заключаются в принятии им необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо. Неразумность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации; либо до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах (пункты 3, 4 постановления Пленума № 62).

В случаях недобросовестного и (или) неразумного осуществления обязанностей по выбору и контролю за действиями (бездействием) контрагентов по гражданско-правовым договорам директор отвечает перед юридическим лицом за причиненные в результате этого убытки. При этом суд должен исследовать круг непосредственных обязанностей директора, обычную деловую практику и масштаб деятельности юридическоголица (пункт 5 постановления Пленума № 62).

Как следует их пункта 1 постановления Пленума № 62, по данной категории споров судебному исследованию подлежат пояснения директора общества относительно его действий с указанием на причины возникновения убытков с представлением соответствующих доказательств. В случае отказа директора от дачи пояснений или их явной неполноты, если суд сочтет такое поведение директора недобросовестным, бремя доказывания отсутствия нарушения обязанности действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно может быть возложено судом на директора. Верховный Суд РФ указал, что судам надлежало проверить, не выходили ли за пределы обычного делового (предпринимательского) риска действия, повлекшие убытки. При определении оснований и размера ответственности единоличного исполнительного органа общества должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела. Результат оценки доказательств, а также фактические и иные обстоятельства дела, установленные арбитражным судом, должны отражаться в судебном акте, принятом по существу спора (статьи 170, 271 АПК РФ).

Истца представили в суд подтверждения значительного уменьшения активов предприятия при том, что деятельность была выстроена на безубыточной основе (договора предусматривали в основном предоплату, либо возможность приостановления откгрузок при задолженности), расходы были незначительны. Здание было оформлено на дочернюю компанию. Истец также предоставил бесспорные доказательства неснижения оборотов компанией-клон, на которую выведены активы, о чем имеется нотариальный акт обеспечения доказательств. Договора Обществом подписывались Исполнительным директором ЗАО «Ресторан при МА Внуково» г-ном Судомоевым, по доверенности, выданной директорами, при том, что этот же г-н Судомоев — являлся директором компании-клона, на которую выведены активы (ООО «Скай Фуд Внуково»). Противоправность действий директоров выражалась в его недобросовестности при осуществлении организационно-распорядительных функций руководителя, отвечающего за рациональное и разумное расходование денежных средств общества. Наличие убытков явилось прямым следствием нарушений директоров своих обязанностей.

В нарушение указанных правовых норм и правовых позиций, выработанных высшей судебной инстанцией, суды не проверили доводы истца(в том числе с учетом особенностей распределения бремени доказывания по данной категории дел) и не отразили результат проверки всудебных актах. Вопреки выводам судов, вне зависимости от состава лиц, участвующих в разрешении данного спора, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены судом ранее при разрешении иного спора (спора о действительности договора подряда), должна учитываться судом, рассматривающим дело о взыскании убытков с директора. В том случае, если суд, рассматривающий второй спор, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы. Разъяснения о подобном порядке рассмотрения судебных дел неоднократно давались высшей судебной инстанцией (пункт 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 57 «О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств», пункт 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», пункт 16.2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях») и направлены на реализацию принципов стабильности и непротиворечивости судебных актов.

В связи с вышеизложенным, на основании ст. 15, 16, 65-71, 268-270 АПК РФ, ст. 10,15, 50, 53 ГК РФ,

Прошу:

1. Решение Арбитражного суда города Москвы от 29.03.2018 г. по делу отменить, исковое заявление удовлетворить в полном объеме.

Приложения:

  1. Автоматизированная компания решения Арбитражного суда города Москвы от 29.03.2018.

  2. Подтверждение направления апелляционной жалобы сторонам.

  3. Подтверждение оплаты госпошлины в размере 3 000 рублей.

 

Ниже — текст оспариваемого решения

http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/f8f77c45-abbd-44be-b909-ee53cb9e9faa/647a8be5-f861-4016-a2fb-33e2f134120b/A40-191683-2017_20180329_Reshenija_i_postanovlenija.pdf

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ГОРОДА МОСКВЫ
115191, г.Москва, ул. Большая Тульская, д. 17
http://www.msk.arbitr.ru
Именем Российской Федерации
Р Е Ш Е Н И Е
г. Москва
29 марта 2018 года Дело № А40-191683/17-48-1246
Резолютивная часть решения объявлена 28.03.18
Полный текст решения изготовлен 29.03.18
Арбитражный суд в составе:
Председательствующего: судьи Бурмакова И.Ю. /единолично/,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Каркусовым А.Т.
рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску
Акционеров ЗАО «РЕСТОРАН ПРИ МА ВНУКОВО» (законных представителей Общества) :
1) Нестерова Сергея Геннадьевича (дата и место рождения – сведения в материалах дела),
2) Яковлевой Елены Алексеевны (дата и место рождения – сведения в материалах дела),
3) Бабух Нины Ивановны (дата и место рождения – сведения в материалах дела),
4) Гордеевой Елены Сергеевны (дата и место рождения – сведения в материалах дела),
5) Виноходова Владимира Алексеевича (дата и место рождения – сведения в материалах дела),
6) Котельниковой Галины Сергеевны (дата и место рождения – сведения в материалах дела),
7) Дроновой Валентины Алексеевны (дата и место рождения – сведения в материалах дела),
8) Афониной Надежды Николаевны (дата и место рождения – сведения в материалах дела),
Истец- Закрытое акционерное общество «РЕСТОРАН ПРИ МА ВНУКОВО» (дата регистрации 23.04.1992, 119027, МОСКВА ГОРОД, ВНУКОВО ПОСЕЛОК, УЛИЦА ЦЕНТРАЛЬНАЯ, 4 Г, ОГРН: 1027739036863, ИНН: 7732007102) — переведен в статус истца протокольным определением от 01.02.2018 года,
к ответчикам:
1) Ляпидевскому Анатолию Робертовичу (дата и место рождения – сведения в материалах дела),
2) Щерба Константину Витальевичу (дата и место рождения – сведения в материалах дела),
3) Осипову Константину Сергеевичу (дата и место рождения – сведения в материалах дела),
третье лицо: Временный управляющий ЗАО «Ресторан при МА Внуково»
Катков Сергей Михайлович – привлечен протокольным определением от 01.02.2018 года
О СОЛИДАРНОМ ВЗЫСКАНИИ С ОТВЕТЧИКОВ (Ляпидевского А. Р.,
Щербы К. В. и Осипова К. С.) УБЫТКОВ в размере 600 000 000 рублей
при участии согласно протоколу
УСТАНОВИЛ:
Иск заявлен об изложенном выше. Требования акционеров основаны на том, что с 2014 по 2016 годы выручка общества существенно снизилась, общество стало терпеть убытки. Денежные средства общества выведены на счета других компаний. Договоры, по которым общество осуществляло поставки товаров,
переводятся на другие юридические лица. Общество не участвует в конкурсах по проведению государственных закупок, не подает заявок на торгах. В указанный период ответчики поочередно занимали должность генерального директора общества, следовательно, убытки причинены действиями ответчиков.
Акционеры Общества- ЗАО «РЕСТОРАН ПРИ МА ВНУКОВО», подавшие иск в интересах Общества о взыскании убытков с бывших гендиректоров Общества, требования поддержали. Судом отклонены возражения акционеров против перехода к судебному разбирательству, а также отказано в ходатайствах, в том числе- о привлечении к делу соответчиков, истребовании доказательств, о назначении
финансовой экспертизы, об отложении дела.
Представитель Общества- ЗАО «РЕСТОРАН ПРИ МА ВНУКОВО», в интересах которого акционерами подан иск, против иска возражал по основаниям, изложенным в отзыве, пояснил, что бывшие гендиректора не причиняли Обществу убытков, а, по мнению Общества, акционеры, подавшие настоящий иск, злоупотребляют правом, постоянно подавая к Обществу различные иски.
Ответчики против иска возражали по основаниям, изложенным в совместном консолидированном отзыве, ссылаясь на недоказанность и необоснованность требований и злоупотребление истцами правом, представили в дело проект решения, который согласно инструкции по делопроизводству ВАС РФ может быть использован судом полностью или в части, заявили о взыскании с истцов расходов на адвокатов в
размере 200 000 рублей, 250 000 рублей и 200 000 рублей.
3-е лицо- Временный управляющий ЗАО «Ресторан при МА Внуково» Катков Сергей Михайлович не явился, извещение подтверждено данными сайта ВС РФ и сайта Почты России.
Исследовав материалы дела, суд установил, что исковые требования не подлежат удовлетворению, так как признает обоснованными указанные ниже доводы Общества и ответчиков.
Суд признает обоснованным довод Общества и ответчиков о том, что в предмет доказывания по иску о взыскании убытков с членов органов управления хозяйственным обществом на основании ст. 53, 53.1 и 1064 ГК РФ входят: факт причинения убытков, противоправность действий ответчиков, причинно-следственная связь между действиями ответчиков и возникшими убытками, а также размер убытков.
Бремя доказывания данных фактов лежит на истце – в настоящем деле на его законных представителях, заявивших иск. Последним элементом пр (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности.
Ответчики и Общество пояснили, что ухудшение финансово-экономических показателей деятельности общества вызвано объективными экономическими причинами, которые находились вне зоны контроля ответчиков. В спорный период (2014-2016 годы) рыночные условия деятельности общества существенно ухудшились: спрос на услуги Общества резко упал, а его ключевые заказчики обанкротились.
Основным видом деятельности общества являлось производство и продажа авиакомпаниям рационов питания для пассажиров и экипажей, а также перепродажа сопутствующих товаров. В 2013-2014 годах одним из основных заказчиков общества являлась авиакомпания ОАО АК «Трансаэро», что подтверждается договором от 09.04.2012. Спрос авиакомпаний на услуги общества был мотивирован тем, что согласно пункту 95 Приказа Минтранса России от 28.06.2007 N 82 (ред. от 02.04.2012) «Об утверждении Федеральных авиационных правил «Общие правила воздушных перевозок пассажиров, багажа, грузов и требования к обслуживанию пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей» авиаперевозчики были обязаны предоставлять пассажирам горячее питание при продолжительности полета воздушного судна свыше трех часов. Однако Министерство транспорта РФ приказом от 30.04.2014 N 114 «О внесении изменений в Федеральные авиационные правила «Общие правила воздушных
перевозок пассажиров, багажа, грузов и требования к обслуживанию пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей» отменило названную обязанность. В связи с этим, контрагенты общества массово сократили закупки рационов питания для своих рейсов. Помимо этого, доходность деятельности общества снизилась также в результате значительного роста цен на продукты питания в 2014 – 2015 годах. В
частности, в 2014 году рост цен на мясо и птицу составил 20,1%, на сахар – 40%, крупу – 34%, в 2015 году на рыбу – 22,9%, масло – 37,2% (информация из источника государственной статистки – выдержка в материалах дела). При этом цены на рационы питания, реализуемые обществом, являлись твердыми по условиям договоров (в т.ч. государственных контрактов) и изменению не подлежали (что следует из пункта 3.2. Государственного контракта № 145 на поставку бортового питания и оказание услуг от 20.11.2013; и пункта 3.1. Договора № 61-212/213ПП на обеспечение пассажиров и экипажей воздушных судов бортовым питанием от 01.06.2013). Ответчики пояснили, что 19.10.2015 было возбуждено дело № А56-75891/2015 о банкротстве ОАО «АК «Трансаэро» — основного заказчика общества, а 20.10.2015 Федеральное агентство
воздушного транспорта (Росавиация) отозвало сертификат эксплуатанта ОАО «АК «Трансаэро» (Приказ Росавиации № 663 от 20.10.2015) и авиакомпания прекратила свою деятельность в силу требований статьи 8 Воздушного кодекса РФ. В силу этих событий Общество не получило 66 823 967 руб. 85 коп. оплаты за поставленную продукцию, данное требование включено в реестр требований кредиторов
(Определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 07.07.2016 по делу № А56-75891/2015). Другим объективным фактором фактического прекращения хозяйственной деятельности общества являлось прекращение договора, на основании которого общество арендовало производственные помещения и отсутствие возможности арендовать другое помещение. Общество
занималось хозяйс$твенной деятельностью, не имея здания цеха бортового питания в собственности, поэтому помещения площадью около 5 тысяч кв.м., необходимые для ведения производственной деятельности общество арендовало у ООО «Ресторан Внуковский» по Договору аренды № 01 от 27.12.2013 (далее – договор аренды). На основании Дополнительного соглашения № 02 от 25.08.2014 к Договору аренды арендодатель по договору был заменен на ООО «ИнвестТехСервис». Арендодатель,
воспользовавшись п. 11.4 договора аренды, отказался продлять арендные отношения на очередной (2015) год, о чем уведомил общество (уведомление от 06.11.2014). С целью оформления прекращения арендных отношений стороны подписали Соглашение о расторжении Договора аренды от 25.02.2015, вступившее в силу 01.03.2015. Таким элементом предмета доказывания является вина – бремя опровержения наличия вины лежит на ответчиках. Факт имущественных потерь, а именно снижения выручки общества до 0 руб. не оспаривается обеими сторонами спора. Стороны не отрицают, что Общество фактически прекратило свою хозяйственную деятельность. Суд согласен с доводом ответчиков о том, что того факта, что именно в тот период, когда ответчики занимали должность генерального директора общества, общество начало терпеть потери, не достаточно, для привлечения ответчиков к корпоративной ответственности. Согласно абз. 2 п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входил директор, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий образом, с 01.03.2015 общество не располагает производственными помещениями для ведения уставной деятельности. Учитывая, что производство бортового питания требует помещения: (а) в непосредственной близости от аэропорта, (б) характеристики которого позволяли бы осуществлять деятельность по изготовлению бортового питания (наличие специальной системы вентиляции и канализации, соответствие
Санитарно-эпидемиологические правилам СП 2.3.6.1079-01) (в) с особыми инженерными условиями для погрузки-разгрузки специальных машин по обслуживанию самолетов, найти аналогичные помещения обществу не удалось.
Ответчики и Общество указали, что, таким образом, в силу односторонней сделки контрагента (отказа от договора аренды) общество лишилось необходимого для уставной деятельности недвижимого имущества, что не находилось в причинно-следственной связи с действиями ответчиков.
Законные представители истца- акционеры, подавшие иск, доказательств обратного не представили.
Суд отклоняет довод акционеров, подавших иск, о том, что ответчики недобросовестно уклонялись от участия в торгах, так как признает обоснованным довод Общества и ответчиков о том, что Общество не имело необходимых помещений для исполнения договоров, заключаемых на торгах, и поэтому в принципе не могло претендовать на вступление в договорные отношения с кем-либо.
Суд согласен с доводом Общества и ответчиков о том, что утверждения, сделанные в исковом заявлении, о том, что имел место вывод активов общества на иных участников гражданского оборота, договоры поставки бортового питания переоформлялись на иных лиц и пр., не нашли подтверждения в судебном заседании. Законные представители истца не предоставили документальных доказательств своих
утверждений.
Согласно ч. 1 ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. В силу ч. 2 ст. 9 АПК РФ лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или не совершения ими процессуальных действий. В связи с изложенным суд отклоняет довод акционеров, подавших иск, о
том, что они не должны ничего доказывать, а бремя доказывания лежит на ответчиках.
Суд признает обоснованным довод Общества и ответчиков о том, что исковое заявление не содержит надлежащего расчета размера заявленных убытков. Акционеры исходят из того, что размер убытков соответствует выручке, которую общество должно было получить в 2014-2016 годах. Однако акционеры не объясняют, почему Общество, являющееся коммерческой организацией, должно было бы получить именно такую выручку, а не иную. Кроме того, суд согласен с доводом ответчиков о том, что расчет
убытков по неполученной выручке в принципе не отвечает требованиям ст. 15 ГК РФ, поскольку не учитывает расходов общества, а, кроме того, из письменных объяснений акционеров следует, что убытки складываются в том числе из суммы незаключенных госконтрактов. Суд согласен с доводом ответчиков о том, что такой подход к расчету невозможно признать обоснованным, т.к. он учитывает только максимально возможную сумму госконтракта.
Суд согласен с доводом ответчиков о том, что требования к ответчикам не могут основываться лишь на общих утверждениях об ухудшении экономического состояния общества.
Суд также констатирует, что акционеры, подавшие иск, заявили требования о солидарном взыскании убытков с трех бывших гендиректоров Общества, не сославшись на нормы права, позволяющие им заявлять требования о солидарном взыскании убытков с трех бывших гендиректоров Общества. Акционеры не указали, какую конкретно сумму из заявленной ими суммы убытков, причинил каждый из
бывших гендиректоров Общества, поэтому иск невозможно удовлетворить в принципе.
Кроме того, суд констатирует, что для взыскания с ответчиков убытков, в соответствии с ст. ст. 15, 401 ГК РФ, истцу необходимо доказать одновременное существование 3-х условий: наличие самих убытков, вины ответчика в причинении убытков и наличие между убытками и виновными действиями ответчика прямой причинно- следственной связи.
В нарушение ст. ст. 15, 401 ГК РФ акционеры, подавшие иск, не доказали ни факт наличия убытков, в заявленном ими размере, ни вину ответчиков в убытках, ни наличие прямой причинно- следственной связи между заявленными ими убытками и виновными действиями ответчиков.
Суд отклоняет довод акционеров, подавших иск, о совершении ответчиками уголовных преступлений, как не подтвержденный приговором суда. Суд также констатирует, что акционеры не представили даже доказательств того, что в настоящее время расследуется какое- либо уголовное дело по вопросам, поставленным ими в рамках заявленного иска.
Ввиду изложенного, суд приходит к выводу, что иск невозможно удовлетворить в принципе, ввиду изложенного выше. С учетом указанных выше установленных по делу обстоятельств, Постановления Президиума ВАС РФ от 08.02.11 № 12771/10, суд отклоняет довод акционеров о том, что заявленная ими сумма в размере 600 000 000 рублей должна быть взыскана солидарно с ответчиков в качестве убытков, поскольку из материалов дела усматривается, что, подавая данный иск в суд, акционеры злоупотребляют
правом, а злоупотребление правом не подлежит судебной защите в силу ст. 10 ГК РФ.
Подачу акционерами настоящего иска суд расценивает, как злоупотребление правом, направленное исключительно на причинение вреда бывшим гендиректорам Общества. В силу ст. 10 ГК РФ злоупотребление правом не допускается и судебной защите не подлежит.
Суд отклоняет все возражения акционеров против доводов Общества и ответчиков, как не подтвержденные документально, не основанные на законе и противоречащие изложенному выше.
Таким образом, суд приходит к выводу, что в удовлетворении исковых требований следует отказать.
Госпошлина относится на акционеров, подавших иск, в порядке ст. 110 АПК РФ и взыскивается с них в равных долях в доход федерального бюджета, так как при подаче иска акционеры не оплачивали госпошлину, а ходатайствовали о предоставлении имотсрочки ее уплаты. Также суд относит на акционеров, подавших иск, расходы ответчиков на оплату услуг представителей, которые подтверждены каждым из ответчиков соглашениями и платежными документами на суммы 200 000 рублей, 250 000 рублей и 200 000 рублей, снизив их до справедливого по мнению суда первой инстанции размера- по 32
000 рублей в пользу каждого из ответчиков с взысканием в равных долях с каждого акционера, подавшего иск, в пользу каждого из ответчиков, с учетом того, что акционеры, подавшие иск, являются пенсионерами, а также того, что по делу состоялось небольшое количество заседаний, при этом все три ответчика представили консолидированную письменную позицию от имени трех ответчиков.
На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. ст. 10, 15, 401 ГК РФ, ст. 333.40 НК РФ, ст. ст. 4, 65, 110, 123, 124, 156, 167-171 АПК РФ, РЕШИЛ:
В удовлетворении исковых требований отказать.
Взыскать с Нестерова Сергея Геннадьевича в доход федерального бюджета госпошлину- 25 000 рублей.
Взыскать с Яковлевой Елены Алексеевны в доход федерального бюджета госпошлину- 25 000 рублей.
Взыскать с Гордеевой Елены Сергеевны в доход федерального бюджета госпошлину- 25 000 рублей.
Взыскать с Бабух Нины Ивановны в доход федерального бюджета госпошлину- 25 000 рублей.
Взыскать с Виноходова Владимира Алексеевича в доход федерального бюджета госпошлину- 25 000 рублей.
Взыскать с Котельниковой Галины Сергеевны в доход федерального бюджета госпошлину- 25 000 рублей.
Взыскать с Дроновой Валентины Алексеевны в доход федерального бюджета госпошлину- 25 000 рублей.
Взыскать с Афониной Надежды Николаевны в доход федерального бюджета госпошлину- 25 000 рублей.
Взыскать с Нестерова Сергея Геннадьевича в пользу Ляпидевского Анатолия Робертовича расходы по оплате услуг представителя — 4 000 рублей.
Взыскать с Яковлевой Елены Алексеевны в пользу Ляпидевского Анатолия Робертовича расходы по оплате услуг представителя — 4 000 рублей.
Взыскать с Гордеевой Елены Сергеевны в пользу Ляпидевского Анатолия Робертовича расходы по оплате услуг представителя — 4 000 рублей.
Взыскать с Бабух Нины Ивановны в пользу Ляпидевского Анатолия Робертовича расходы по оплате услуг представителя — 4 000 рублей.
Взыскать с Виноходова Владимира Алексеевича в пользу Ляпидевского Анатолия Робертовича расходы по оплате услуг представителя — 4 000 рублей.
Взыскать с Котельниковой Галины Сергеевны в пользу Ляпидевского Анатолия Робертовича расходы по оплате услуг представителя — 4 000 рублей.
Взыскать с Дроновой Валентины Алексеевны в пользу Ляпидевского Анатолия Робертовича расходы по оплате услуг представителя- 4 000 рублей.
Взыскать с Афониной Надежды Николаевны в пользу Ляпидевского Анатолия Робертовича расходы по оплате услуг представителя — 4 000 рублей.
Взыскать с Нестерова Сергея Геннадьевича в пользу Осипова Константина Сергеевича расходы по оплате услуг представителя — 4 000 рублей.
Взыскать с Яковлевой Елены Алексеевны в пользу Осипова Константина Сергеевича расходы по оплате услуг представителя — 4 000 рублей.
Взыскать с Гордеевой Елены Сергеевны в пользу Осипова Константина Сергеевича расходы по оплате услуг представителя — 4 000 рублей.
Взыскать с Бабух Нины Ивановны в пользу Осипова Константина Сергеевича расходы по оплате услуг представителя — 4 000 рублей.
Взыскать с Виноходова Владимира Алексеевича в пользу Осипова Константина Сергеевича расходы по оплате услуг представителя — 4 000 рублей.
Взыскать с Котельниковой Галины Сергеевны в пользу Осипова Константина Сергеевича расходы по оплате услуг представителя — 4 000 рублей.
Взыскать с Дроновой Валентины Алексеевны в пользу Осипова Константина Сергеевича расходы по оплате услуг представителя — 4 000 рублей.
Взыскать с Афониной Надежды Николаевны в пользу Осипова Константина Сергеевича расходы по оплате услуг представителя — 4 000 рублей.
Взыскать с Нестерова Сергея Геннадьевича в пользу Щербы Константина Витальевича расходы по оплате услуг представителя — 4 000 рублей.
Взыскать с Яковлевой Елены Алексеевны в пользу Щербы Константина Витальевича расходы по оплате услуг представителя — 4 000 рублей.
Взыскать с Гордеевой Елены Сергеевны в пользу Щербы Константина Витальевича расходы по оплате услуг представителя — 4 000 рублей.
Взыскать с Бабух Нины Ивановны в пользу Щербы Константина Витальевича расходы по оплате услуг представителя — 4 000 рублей.
Взыскать с Виноходова Владимира Алексеевича в пользу Щербы Константина Витальевича расходы по оплате услуг представителя — 4 000 рублей.
Взыскать с Котельниковой Галины Сергеевны в пользу Щербы Константина Витальевича расходы по оплате услуг представителя — 4 000 рублей.
Взыскать с Дроновой Валентины Алексеевны в пользу Щербы Константина Витальевича расходы по оплате услуг представителя — 4 000 рублей.
Взыскать с Афониной Надежды Николаевны в пользу Щербы Константина Витальевича расходы по оплате услуг представителя — 4 000 рублей.
Отказать во взыскании остальной части расходов по оплате услуг представителя, заявленных ответчиками.
Решение может быть обжаловано в месячный срок в Девятый арбитражный апелляционный суд.
СУДЬЯ Бурмаков И. Ю.

WhatsApp chat